Вверх

Сегодня: Среда, 12 Декабря 2018
Информация: Ваш браузер не принимает cookies. Если Вы хотите положить товары в Вашу тележку и купить их, то Вам необходимо включить cookies.


Вы можете распечатать счёт для оплаты по безналичному расчёту
(с подписью и печатью) прямо с нашего сайта.
Нажмите кнопку "Купить" для выбранных позиций и оформите заказ

Версия для печати
Управленческие войны и инновации (код: 2030)IATF 16949:2016 Стандарт системы качества в автомобильной промышленности (код: 2033)

Презумпция ответственности. Безответственность как зеркало кривого российского менеджмента. Лапидус В.А. - Н.Новгород: ООО СМЦ "Приоритет", 2017. - 275 с

700 руб.

Об авторах:
Код товара: 2031
Формат: 21 см * 14.5 см
Вес: 410 грамм
Посмотреть все издания 2014 года



Проблемы низкого качества в российском бизнесе очевидны – почти нет конкурентоспособной продукции, уровень безопасности крайне низкий. Приведенные далее примеры, если не доказывают, то ярко это иллюстрируют.

Однако есть и обратные примеры. Это, прежде всего, компании, которые осваивают концепции менеджмента качества и бережливого производства (Лин) – Группа «ГАЗ», ОАО «КАМАЗ», отдельные предприятия ОАО «РЖД», ГК «Росатом», ЗАО «Инструм-РЭНД» и др.

Исследуя опыт тех и других, мы сделали некоторые выводы и выявили ключевые недостатки систем менеджмента как на уровне руководства, так и исполнения, которые являются причинами низкого качества.

Разделение труда на руководство и исполнение, которое было научно обосновано Ф. Тейлором, предполагало и предполагает разделение ответственности между сотрудниками.

Циклы обратных связей в менеджменте, введенные В.Шухартом и развитые Э.Демингом, уточнили распределение ответственности при реализации корректирующих и предупреждающих действий и включили в ответственность исполнителей информирование руководителей о несоответствиях и их возможных причинах, а также участие исполнителей в реализации корректирующих действий. Это привело к уточнению и, надо сказать, к усложнению понимания ответственности.

Искажение распределения ответственности между руководителями и исполнителями основано на предоставлении руководителям полномочий по принуждению исполнителей к выполнению заданий, приказов, распоряжений. Данные полномочия, закрепляемые правами вынесения наказаний исполнителям в той или иной форме (депремирование, выговоры, замечания и т.п.), создавали для руководителей соблазн ухода от своей ответственности перед исполнителями и переноса ответственности за неудачи на последних. Неслучайно сложилась управленческая практика, которая сегодня никого не удивляет, когда ответственность за успех и за неудачу одной и той же работы несут разные люди. Это давно уже предмет анекдотов и шуток про «награждение непричастных и наказание невиновных». Парадоксально, но административные системы управления со временем становятся изощренно заинтересованными в таких системах, где принципы определения и распределения ответственности запутаны, непонятны и искажены.

В компаниях, работающих на основе частного права, существует контроль за соблюдением практики распределения и контроля ответственности. Это реализуется через институты корпоративного управления, либо через прямой контроль собственников, кровно заинтересованных в эффективности и не вовлекаемых в игры с безответственностью.

Длительное отсутствие институтов частного права и восстановление их в неполной и искаженной форме привели к созданию порочных циклов избегания ответственности с обеих сторон: со стороны руководителей это чаще всего связано с некомпетентностью, а со стороны исполнителей — с необеспеченностью заданий соответствующими методами и ресурсами. Избегание ответственности способствовало усилению трактовок той части ответственности, которая связана с неудачами (браком, дефектами, несоответствиями, проблемами, авариями и т.п. «прелестями»), и забвению другой части ответственности, связанной с взятием на себя обязательств, оценкой возможностей выполнения работы и предоставлением четких сигналов о том, будет или не будет выполнена работа в данной постановке.

Усиление трактовок ответственности как вины за неудачи привело к усилению изощренности бегства от ответственности, что в свою очередь способствовало развитию репрессивного характера современного менеджмента. Изощренность защиты и бегства от ответственности проявляется со стороны исполнителей в виде выставления явно завышенных требований к предоставлению ресурсов и стремления к коллективным формам ответственности. Удивляешься порой, сколько согласующих подписей у того или иного документа! Специалисты явно увлекаются установлением завышенных требований к качеству, невыполнимым на практике, что защищает, например, конструкторов от ответственности в случае неудач.

Потеря понимания ответственности приводит к постоянным конфликтам, интригам, бесконечным совещаниям как ритуальным формам коллективной безответственности, а в итоге — к подъему на вершину менеджмента людей некомпетентных, но способных доминировать и оказывать психологическое давление на подчиненных, не желающих брать на себя одностороннюю ответственность.

Казалось бы, всего этого достаточно, чтобы компании с потерянным чувством ответственности давно проиграли и исчезли с полей конкуренции, однако они живут, и пока их, может быть, большинство. Взывая к государственной поддержке, они защищаются от конкуренции, стараются добывать деньги и другие ресурсы, не создавая ценности, а перераспределяя ресурсы, перекачивая их из ресурсных отраслей, где природная рента закрывает прорехи менеджмента.

С другой стороны, коллективный инстинкт самосохранения приводит к самоотверженности работников, порой к героизму (задумайтесь над смыслом словосочетания «герой труда»), готовности работать по 12-16 часов в день, не жалея себя и своих сотрудников, при этом крайней неэффективно работая в почасовом режиме. Труд как жертва, как героизм — полная противоположность трактовке труда Э. Деминга «Радость в труде», протестантской этике труда (см. тексты М. Лютера в данной книге).

Данная книга посвящена анализу понятий, трактовок и практик, ответственности в российском менеджменте. Самая лучшая практика восстановления первичного смысла ответственности была осуществлена в системе «Бриллиант», созданной в компании «Инструм-РЭНД» (г. Павлово Нижегородской области) под руководством В.Н. Сорокина.

Как лечение болезни под названием «бегство от ответственности» предлагается подход «презумпция ответственности», суть которого в нескольких словах такова: ответственность исполнителей вступает в силу только после реализации руководителями своей ответственности. Как говорится: “Lades First”. Однако современные организационные и управленческие модели не ограничиваются отношениями «руководитель-исполнитель», в них есть модели процессных отношений (поставщик-потребитель), проектных (заказчик-исполнитель), инициативных отношений, идущих снизу вверх, и диагональных отношений, где участвуют сотрудники, выполняющие оценочные и/или экспертные функции (их продукт оценки, информация, знания), но не принимающие управленческие решения. В книге это называется «конвертом».

 

 


Задать вопрос по этому товару




Вы можете распечатать счёт для оплаты по безналичному расчёту
(с подписью и печатью) прямо с нашего сайта.
Нажмите кнопку "Купить" для выбранных позиций и оформите заказ